На берегу Вольфгангзее, в обрамлении гор расположилась небольшая и очень живописная деревушка – Санкт-Гильген. Живописных деревушек в горно-озёрной Австрии множество, но Санкт-Гильген местечко особенно – здесь родилась и жила мать Моцарта. Мать музыкального гения родила семерых детей, из которых выжили только дочь Мария Анна (Наннерль) и сын Вольфганг. Говорят, что мать Моцарта была очень общительной, жизнерадостной женщиной. Она любила, когда её окружали друзья, соседи, дети, собаки и кошки – и чем больше их было, тем лучше. Она охотно и часто сочиняла стихи, и её вовсе не смущало, что они получались нескладными. Она обожала розыгрыши и не стеснялась крестьянских бранных слов и крепких выражений. В Санкт-Гильген до сих пор сохранился её дом, а ныне очередной музей так или иначе, связанный с именем Моцарта. Никакого “духа Моцарта” или его матери в доме-музее и в помине нет, зато тут же в магазине при музее есть конфеты и ликёр “Моцарт”, духи, бюсты, сувенирные тарелки, брелки, книжки-раскраски “Моцарт в детстве” или “Моцарт играет на клавесине” и даже соль для ванн…. Сейчас можно какие угодно эпитеты и метафоры подбирать музыкальному гению, умершему, кстати, в нищете, но, как говорится, дорога ложка к обеду. Непризнанный при жизни Моцарт оставил после себя много неразгаданных тайн, которые так и останутся тайнами и никакие музеи не помогут их разгадать. С 1991 года деревушку Санкт-Гильген стали называть не иначе, как “Деревней Моцарта на озере”, хотя сам Моцарт здесь никогда не был. В регионе Зальцкаммергут на имени Моцарта не зарабатывает только ленивый: аэропорт Зальцбурга носит его имя, лыжный курорт называется “Волшебный мир Амадея” и даже дом для престарелых носит имя своего знаменитого земляка. Копчёное сало “Моцарт”, мыло “Моцарт”, свечи, салфетки, авторучки и прочая мелочёвка… Неужели человечеству недостаточно музыкального наследия Моцарта и нужно обязательно торговать его именем направо и налево? Грань между коммерцией и искусством уже давно стёрта, и от этого очень грустно…