Солнце лишь слегка выглядывало из-за туч. Несмотря на будний день, люди плотно заполняли улочки. Как ни странно, никакой суеты при этом не наблюдалось. Все вокруг казались расслабленными, никто никуда не торопился, и даже туристы принимали эту игру и старались тоже выглядеть расслабленными. Им это неплохо удавалось, тем более, подходило время ланча. Даже река, которая вот-вот должна была впасть в океан, степенно текла, сохраняя соответствующее месту спокойствие. Парочки совершали променад вдоль набережной под зорким присмотром весьма немалых размеров чаек. Маленькие разноцветные домики ютились вдоль берегов и напоминали, скорее, декорации к фильму, нежели чье-то жилище. Казалось, будто за их фасадами ничего нет, только деревянные подпорки, поддерживающие конструкции. Осень вовсе не мешала людям облюбовать практически все уличные кафешки. Мы были несказанно рады тому, что успели занять один из пустующих столиков с видом на мистическую реку. Говорят, раз в год, в полнолуние, река Дору превращается в настоящее вино…Сегодня как раз полнолуние, вдруг повезет?… Как только мы присели, нашему взгляду открылся вид на необычный мост, по форме напоминающий лежащую на боку Эйфелеву башню. Оно и неудивительно, ведь спроектировал его не кто иной, как ученик и компаньон того самого Эйфеля. По набережной разносился запах жареной рыбы. Здесь ее умеют готовить 365 различными способами. Отовсюду слышен звук столовых приборов, и пока ждешь свой заказ, лучше по сторонам не оглядываться. Спустя полчаса, которые показались нам целой вечностью, официант наконец-то принес мне запеченную на углях треску с гарниром из овощей и риса, а моему другу – франсезинью. Практически каждый местный считает своим долгом хотя бы раз в неделю съесть этот сэндвич с бокалом паршивого, зато родного пива и просмотром футбольного матча. В состав классической фран-сезиньи входит минимум 4 куска хлеба, несколько ломтиков копченой ветчины, жареная говядина, колбаса или сосиски. Все это подается под расплавленным сыром в томатно-пивном соусе обязательно с недетской порцией картошки фри. И если вы не планируете после трапезы спускаться в забой добывать уголь, то такая трапеза – это чревоугодие в чистом виде, хотя жителей Порту, видимо, этот факт не особо беспокоит. И не дай вам бог засомневаться в полезности этого чуда кулинарного искусства! Мы же были так голодны от всех доносившихся до нас ароматов, что лишь улыбнулись и сказали “обригадо” -единственное слово, которое знали по-португальски. В13 веке, в эпоху великих географических открытий, город становится чуть ли не главным центром торговли во всей Западной Европе. Именно здесь рождается легендарная историческая фигура – принц Генрих Мореплаватель. Отсюда начинается Реконкиста и морская экспансия Португальского королевства. Город дает название целому государству – Португалии. С древних времен Порту славился бунтарским характером. Однажды местные жители, восстав против высоких налогов, 5 месяцев держали епископа узником в его собственном дворце. Здесь сама инквизиция не имела власти, совершив за 4 года всего один акт «публичного покаяния»…Сейчас, даже зная все это, очень сложно разглядеть былое величие в этом спокойном размеренном городке. Порту – такой себе провинциальный аристократ, гордо демонстрирующий туристам все имеющееся разнообразие архитектуры и богатое убранство церквей. Например, для постройки собора Святого Франциска из Бразилии было привезено более 500 кг чистого золота. Башня Торре-душ-Клеригуш является самой высокой и величественной церковью города, со смотровой площадки которой открывается вид не только на весь Порту, но и на океан. Даже вокзал Сао-Бен-ту построенный в далеком 1906 году весь украшен орнаментами, из особой португальской синей плитки азулежу, изображающей героические события истории страны.