«Если хотите увидеть рай на земле, поезжайте в Дубровник», – сказал однажды Бернард Шоу, и это был тот редкий случай, когда он не шутил. Особенно если под раем понимать не столько место, где получают кайф, сколько среду вне времени вообще. В Дубровник стремится попасть всякий, кто желает не просто увидеть средневековый город в его первозданном виде, но еще застать там и самих горожан – прямых потомков первых граждан этого вольного города.Он всегда был городом свободных людей. А свободные люди отличаются от несвободных своим свободным взглядом на других людей. Свободным – в том числе и от ксенофобии. Дубровник уже в средние века был мегаполисом по духу. Город не большой, но в нем не было тесно ни францисканцам, ни доминиканцам, ни иезуитам, ни иудеям. Все жили на своих улицах и в равной степени уважительно относились друг к другу. Примечательно, что еврейский квартал Дубровника был отнюдь не гетто, напротив, евреи пользовались всеобщим уважением, поскольку люди города понимали закон, который сформулировал великий Фернан Бродель, историк цивилизаций: «Если евреи прибывали в ту или иную страну, то это означало, что дела там идут хорошо или пойдут еще лучше. Если они уезжали, то это означало, что дела тут идут плохо или пойдут еще хуже».Другим источником процветания города была форма политического устройства. Городское вече выбирало исполнительную власть – князя – из лучших представителей потомственной знати рода Лозарини сроком всего на месяц. Срок крайне недостаточный для перехода конструктивных политических амбиций в узурпаторские. Правда, после страшного землетрясения 1667 года правила организации исполнительной власти слегка подкорректировали. Тогда под обломками погибла масса людей, в том числе 33 семьи рода Лозарини, и количество потенциальных кандидатов на должность князя резко сократилось, вот и было решено не наделять князя чрезвычайными полномочиями, но разрешить баллотироваться в князья представителям богатого рода торговцев Антонини. Вот они, исторические корни европейской демократии. А если копнуть еще глубже, то мы их обнаружим в ментальности дубровчан, чье жизненное кредо выражал их средневековый девиз: «Свобода не продается ни за какое золото».Если большинство исторических центров городов современной Европы занимает либо администрация с офисами компаний, либо музеи, то в Дубровнике Старый город – это город своих горожан, живущих в ритме 16 века и не обращающих никакого внимания на туристов, заглядывающих им в окна с крепостной стены.Потрясающая степень психологической независимости, которая достигается, наверное, лишь жизнью в клаустрофобных каменных лабиринтах. Как в дзен-буддизме аскеты медитируют в каменных мешках горных пещер. Человеку, червяку собственных отходов, его каменные джунгли всегда казались альтернативным космосом. Но с точки зрения птицы город предстает каменным цветком – с «лепестками» стен, «пыльцой» черепичных крыш, «пестиками» башен и соборов. Птицы, очевидно, считают, что опылять такие цветки прилетают жесткокрылые насекомые-гиганты – самолеты, и в этом они абсолютно правы. Каждый чартер с туристами опыляет этот город сотнями тысяч баксов,
отчего процветание страны заметно невооруженным глазом. Ну, хотя бы по количеству новых и просто роскошных автомобилей на дорогах и, конечно же, по довольному и приветливому выражению лиц хорватов.После постсоветского бардака жизнь здесь давно наладилась, и это ощущение стабильного развития чувствуется во всем. Но больше всего в том, как лучшие представители среднего класса взялись строить свою жизнь.